Баланс семьи и работы.

Рост образованности и профессиональной занятости женщин, который с середины прошлого столетия является мировой и российской тенденцией, привел к распространению и  укреплению позиций  модернизированной семейной  модели – эгалитарной семьи с двумя работающими супругами (разновидностью этой модели является  так называемая двухкарьерная семья). В этой семейной модели, основанной на сочетании  супружеских, родительских и профессиональных ролей, баланс семьи и работы оказывается  центральной проблемой в жизненной стратегии женщин и мужчин.   Он играет важнейшую роль в поддержании семейной стабильности, являясь, одновремнно, одним из наиболее чувствительных показателей  гендерного неравенства в семье и обществе. Последнее обусловлено тем, что поиск баланса по-прежнему считается проблемой женщины - жены и матери, и многочисленные исследования подтверждают устойчивость этой гендерно ассиметричной диспозиции.  В России она существенно укреплялась в постсоветский период, когда произошли глубокие структурные изменения базовой советской модели - «семьи с двумя зарплатами», основанной  на так называемом договоре  («гендерном контракте») «работающей матери». [1]

В 90-ые годы «договор работающей матери» был в одностороннем порядке разорван государством, которое перестало поддерживать его идеологически, политически и экономически. В результате  женщинам стало гораздо труднее, чем прежде, поддерживать баланс семьи и работы. Это ухудшило жизненные шансы большинства женщин, сделалось одним из главных условий снижения их конкурентноспособности на рынке труда, усиления экономического гендерного неравенства и социальной  незащищенности. Разрушение основ договора работающей матери  затормозило формирование жизненной стратегии профессионально-ориентированной женщины, сочетающей ценности семьи и профессиональной самореализации. Фактически, это поставило женщин перед жестким выбором между семьей и работой [2] , что особенно болезненно ощутили матери, имеющие малолетних детей. Изменения, происходящие   на рынке труда и в организации семейной жизни,   создают в  настоящее время ситуацию, в которой молодым родителям становится труднее сочетать семейные обязанности и профессиональную занятость.

  
Нынешние попытки российского государства как-то исправить ситуацию,  посредством материальной помощи семье с детьми (в этом отношении наиболее известной инициативой стал «материнский капитал»), вряд ли могут  увенчаться успехом.  Чтобы переломить  негативную тенденцию, нужна переориентация семейной политики  - со спорадических мер материального стимулирования рождаемости на политику обеспечения баланса семьи-работы, или "институциально оформленных поддержек, позволяющих работающим взрослым совмещать профессиональные, семейные и родительские обязанности" [3] . Иначе говоря, речь идет о политике, направленной на сокращение гендерного неравенства в семье и на рынке труда.

Баланс семьи и работы в семьях работающих москвичей, воспитывающих детей-дошкольников   

Баланс семьи и работы  имеет особое значение в  семьях, живущих в большом городе, поскольку здесь молодые супруги – родители детей дошкольного возраста традиционно имеют высокий уровень образования, ориентированы на  высокий заработок и профессиональные достижения. Можно с уверенностью сказать, что в семьях молодых москвичей  баланс семьи и работы является одной из ключевых проблем. Проведенное исследование позволяет выявить степень остроты этой проблемы и ее специфику в столице. 

График 1. Распределение ответов на вопрос «Насколько успешно Вам удается сочетать семью и работу?»   на шкале от 1 («мне не удается сочетать семью и работу») до 5 ( «я успешно сочетаю семью и работу»)

 

10% женщин (и только 1%  мужчин )  считают, что им не удается сочетать семью и работу; 33% женщин ( и 21% мужчин) «как-то» справляются, но в целом, для  87%  женщин и 57% мужчин поиск баланса представляет трудность.  При этом  подавляющее большинство  мужчин все-таки считают, что они справляются с совмещением семейных и профессиональных обязанностей в целом (35%) и даже полностью (43%) . У женщин соответствующая доля, во-первых, существенно  ниже.   Во-вторых,  среди «справляющихся»  выше, чем среди мужчин доля тех, кто справляется в целом  (45% ), но существенно меньше, чем у мужчин доля успешно сочетающих семью и работу (12% ). 
 Данные исследования показали, что в семьях молодых москвичей баланс семьи и работы - преимущественно, проблема женщин, решение которой представляет для них  значительную трудность.  Так, 83% мужей говорят о том, что  основная нагрузка по ведению домашнего хозяйства лежит на плечах жен. Никто из мужчин не признал, что  груз домашних  обязанностей, в основном, лежит на нем, но это признают 19% опрошенных женщин  (таблица 1) Мужчины как бы устраняются от проблемы, переадресовывая ее полностью женщинам.


Основной способ решения проблемы баланса женщинами состоит в распределении домашней работы и обязанностей по уходу за детьми между членами  семьи. При этом обращает на себя внимание то, что  в части семей мужчины больше занимаются домашним хозяйством (об это говорят 40% женщин) и их вклад, согласно ответам женщин, оказывается существенно выше, чем вклад  других членов семьи (таблица 1). 

Таблица 1 Распределение отвеитов на вопрос «На ком в Вашей семье лежит основная нагрузка по ведению домашнего хозяйства?»

 

 В то же время, распределение обязанностей по  уходу за ребенком-дошкольником  (график 2), в целом,  соответствует «советской» модели, которая была частью договора работающей матери. 

График 2 Распределение ответов на вопрос «Кто в настоящий момент осуществляет уход за Вашим младшим ребенком?» Х пол респондента 

Центральное звено  в этой модели  «мать — детский сад». Отметим, что график работы  детского  сада «по умолчанию» подразумевает, что  за ребенком  придет мать, а не отец. (таблица 3), хотя  есть и группа матерей (26%) которые тоже не могут «вписаться»  в установленный график работы детского сада.

Таблица3 Распределение ответов на вопрос  «Кто чаще всего забирает ребенка из детского сада?» Х пол респондента

 

В распределении обязанностей по уходу за ребенком на втором месте по значимости  ( хотя и несопоставимой с ролью матери ребенка и детского сада) – «другой член семьи» (как правило, это бабушка, хотя, как показывают многие исследования последних лет ее роль в уходе и воспитании детей в семье неуклонно снижается).


Роль отца продолжает оставаться периферийной  - сопоставимой по значимости с ролью няни, которая упоминается в 6% ответов женщин.  Отстраненность отца от обязанностей по уходу за малолетним ребенком  является  одним из главных препятствий для успешного решения женщиной-матерью проблемы сочетания семьи и работы. На этом фоне роль  детского сада резко усиливается и  становится более важным, чем  в советский период. Это связано, главным образом, с тем, что даже для женщин, имеющих  детей до 3-х лет,  как показали результаты московского опроса, выросла значимость  профессии и усилился страх потерять работу и квалификацию. 
  
Подчеркнем, что острота проблемы баланса семьи и работы непосредственно связана с тем, насколько важна  для женщин и мужчин профессия и насколько высока для них  ценность работы в целом.

Согласно данным московского опроса, трудовая занятость является центральным пунктом в мужской  и в женской стратегиях. У женщин, имеющих  детей до 3-х лет,  выросло значение  профессии и усилился страх потерять работу и квалификацию. Так, по сравнению с данными  исследования начала 90-ых годов [4] , проводившегося нами среди городских женщин, имеющих малолетних детей,  можно говорить о существенном снижении доли потенциальных домохозяек (с 33%  в 1992 -1993 гг. до 20% в 2012 г.)  и заметном росте доли матерей, стремящихся работать полный  рабочий день (соответственно, с 8% до 25%).  Основной же и как показывают сравнения, на редкость устойчивой тенденцией является ориентация на неполный рабочий день  - ее предпочитают  54% опрошенных женщин (20 лет назад эта  доля женских  ответов составляла 53%) – таблица 4.

Таблица 4. Распределение ответов на вопрос  «Если бы материальные возможности позволяли, что Вы бы предпочли»  

 

 

В московском опросе обращает на себя внимание заметная доля ответов мужчин (22%),  желающих работать неполный рабочий день. Если добавить ответы  тех мужчин, которые  хотели бы быть «домашним хозяином» и не работать вообще, оказывается, что четверть опрошенных в Москве мужчин  переживают кризис  профессиональной, достижительной и, в целом, трудовой мотивации. Данные о ценности профессиональной занятости подтверждают этот вывод (График 3) – 36 %  мужчин говорят, что для них профессия не входит в число значимых ценностей  (« совсем не важна» для 22%, «не особенно важна» для 14%) . Это больше, чем соответствующие показатели у женщин («совсем не важна» для 9%, «не особенно важна» для 23% ). Особенно впечатляет,  разница между мужчинами и женщинами, заявившими, что для них профессия не важна (22% таких ответов у мужчин и 9% - у женщин). Почти половина женщин (42%) говорят о высокой важности профессиональной занятости. У мужчин этот показатель выше, но не принципиально (50% ответов этого типа).   

График 3. Распределение ответов на вопрос «Насколько важна для Вас профессиональная занятость» Х пол респондента?»  -  шкала от 1 («очень важна») до 5 ( «всем не важна»)


Снижение ориентации на профессиональную занятость и разрушение ценности профессии как основы идентичности современного мужчины  свидетельствуют о  ее кризисе, который проявляется двояко. Во-первых, , в социальной дезадаптации, потере ориентиров результатом которой становится невозможность и / или нежелание  выполнять роль кормильца, то есть  феномене «несостоявшейся мускулинности». 

 
Во-вторых, кризис мускулинности проявляется в прогрессирующей ориентации исключительно на заработок, а не на профессию , и как следствие, возрождении мужской роли «добытчика» в традиционной семье. Вместе  с тем, по данным московского исследования, к этому типу можно было бы  отнести не более четверти семей (так, только  25% опрошенных мужчин считают, что потеря их зарплаты в случае перерыва с работой – в том числе, на отпуск по уходу за ребенком -  была бы семье крайне невыгодна). При этом подавляющее число опрошенных женщин с малолетними детьми  - работающие женщины, получившие высшее образование и в целом, ориентированные на профессию и самостоятельный заработок. Кризис мужской идентичности, связанный со снижением ценности профессии,  и возрастание значимости профессиональной занятости у женщин обостряют проблему баланса семьи-работы и ее конфликтогенность для взаимоотношений супругов.

  
Проблема становится особенно острой в один из самых сложных периодов  жизненного цикла семьи, связанного с рождением ребенка и первыми годами его жизни. В то же время мотивы, по которым женщины, имеющие малолетних детей, стремятся выйти на работу, лежат в самом основании их жизненной стратегии, представляющей собой сочетание материнства и профессиональной занятости. Для женщин, получивших образование, профессия является ценностью,  гарантией материальной стабильности и пространством самореализации, отсутствие которой  воспринимается ими крайне болезненно. О значимости профессии и баланса семьи и работы  для образованных москвичек, имеющих детей-дошкольников, свидетельствует обсуждение на популярном интернет-форуме

 
• Если кому-то удается совмещать борщ с самореализацией - это да, крутизна точно. В нашем доме почти все мамы, никто кстати, не бедствует, вышли в итоге на работе. Кто-то раньше, кто-то досидел с ребенком до трех-пяти лет. А парочка мам так и сидят с детьми. Превратились в весьма замотанных несчастных внешне мам.


• Во-первых, я училась на свою любимую нервную профессию 3 года в училище + 5 лет в институте = 8 лет, ну не зря же :-) во-вторых, помимо нервов, ощущаю иногда на работе кайф, самореализацию и прочее позитивное мироощущение :-))) в-третьих, хоть какая, а прибавка к семейному бюджету. Как целый муж, я не заработаю (потому что пока рассматриваю только три-четыре дня в неделю по полдня), а как пол-мужа - запросто :-) в-четвёртых, вот станут дети школьниками, подростками, со своими интересами, кучей друзей и пр, а я что? пенёк, пустивший корни на площадке рядом с качелями


• Моё 30-летнее ИМХО, что у женщины должно быть дело. И дети как дело всей женской жизни -- это немного не о том. Должно быть что-то ещё. Кому-то ради денег, кому-то ради общения, кому-то ради поддержания физической и социальной формы, кому-то ради самореализации... Таких "ради" очень много.


• Одним из первых кто поддержал мое решение выйти на работу была моя мама, которая сидела а моей сестрой с ее рождения и больше после этого не работала.


• Работа для  меня - Относительная независимость от мужа - ибо, начав получать относительно неплохие деньги, он начал во время моего декрета местами выдавать барские замашки, которые мне не нравились.


• Муж считает свои деньги своими деньгами:) у нас нет общей копилки, если что то надо просто прошу дай триста, дай тыщу, дай пять тыщ:) довольно неудобно, но куда деваться. Пока сижу дома, но как только устрою детку в садик, пойду работать, чтобы были деньги на черный день, своя заначкс, вдруг и правда недайбог че произойдет.


• Я вышла на работу на полставки, когда дочке было 1,2. Муж зарабатывает нормально - на еду-шмотки-поездки хватает, но:

1. Мне некомфортно, когда я сама не зарабатываю.

2. Всякое может случиться, и я как мать должна быть в состоянии обеспечить ребенка и себя.

3. Я считаю, что неработающая совсем мама - зло, т.к. она слишком циклится на борщах и домашнем задании. Мое мнение, что мама круглосуточно нужна ребенку в первый год жизни, ну а дальше - с каждым годом все меньше.

4. У меня чудеснейшая свекровь на пенсии, которой я на 100% доверяю.

5. Если работаем мы с мужем оба, мы можем себе позволить улучшить жилищные условия.

6. Считаю, что мне было бы трудно выйти на работу после более длительного перерыва, и психологически, и в карьерном плане.

Из минусов:

- по ребенку скучаю
- свободного времени почти нет.


• Две самые важные составляющие моей жизни  - материнство и работа.


Очевидно, что мотивы, по которым женщины, имеющие малолетних детей, стремятся выйти на работу,  взаимосвязаны и усиливают друг друга. Они располагаются в континууме: выраженная профессиональная идентичность и стремление к самореализации – экономические факторы (заработок для семьи, возможность обеспечить себя и ребенка в кризисной ситуации) - психологические причины («некомфортность» финансовой зависимости от мужа, чувство собственной «неполноценности»).

  
В свою очередь, анализ результатов московского опроса  позволяет  углубить понимание  обстоятельств и причин,  которые лежат в основе возрастания ценностей профессии  и работы для  матерей с детьми-дошкольниками.  Мы обнаружили, что высшее образование и профессиональная  ориентированность являются важными условиями, позволяющими женщине более успешно сочетать семью и работу. Так, все опрошенные женщины,   указавшие, что профессия имеет для них наивысшую значимость (ранг 5 на шкале/), успешно сочетают семью  и работу (12% респонденток, отметивших, что полностью справляются с проблемой баланса). В их семьях больше партнерства в разделении домашних обязанностей (по ответам женщин значительную часть их берет на себя муж).

Однако подавляющее число опрошенных женщин, в целом, ориентированы на профессию, но в то же время «разрываются» между семьей и работой. Они  остро нуждаются в поддержке – как внутрисемейной, так и со стороны общества и государства.     


Выводы


Московский опрос показал, что в семьях молодых московских родителей поиск баланса семьи и работы является многоплановой и  трудно решваемой проблемой. Она  возникает на этапе, когда в семье рождается ребенок и остается исключительно острой  в семьях, где растут дети-дошкольники.  
Уже в начале 90ых  российские женщины  столкнулись с необходимостью сделать вынужденный выбор между профессией и семьей , поскольку  в результате разрушения договора работающей матери  поддержание  баланса становилось все более трудным, Сейчас подавляющее большинство молодых матерей выбирают профессионально ориентированную жизненную стратегию. Судя по результатам не только московского опроса, но и целого ряда других аналогичных  исследований  можно предположить, что это связано не только с  социально- экономической рыночной ситуацией, а также с  высокой ценностью профессии  и самореализации в системе их ценностей , но и с тем, что большая часть мужчин не готовы к ответственному родительству  и/или не способны взять на себя роль кормильца семьи и ее социальной опоры.

      
В московском опросе обращает на себя внимание значительная  доля  мужчин, которые  демонстрируют признаки снижения не только профессиональной и достижительной, но и в целом, трудовой мотивации:   Поскольку женщины, вынуждены и готовы все больше инвестировать в профессию,  это в перспективе, усиливает конфликтногенность проблемы баланса семьи-работы для отношений в большой части московских  семей.  Таким образом,  поиск баланса семьи-работы становится одной из  главных зон семейных конфликтов и нестабильности.
Хотя основной груз домашних обязанностей  лежит на женщинах,  часть семей успешно решают проблему сочетания семьи и работы,  перераспределяя домашние обязанности: в таких семьях мужчины начинают больше заниматься домашним хозяйством (об это говорят 40% женщин) и их вклад существенно выше, чем вклад  других членов семьи. Результаты исследования дают основание для вывода, что это происходит в семьях, где у женщин – высокая  ценность профессии, и они  - не пренебрегая семьей - тем не менее, сделали выбор в пользу  профессионально ориентированной стратегии.

 
В то же время разделение обязанностей по уходу за малолетним ребенком основывается на традиционной («советской») модели.   На этом фоне обращает на себя внимание дальнейшее сокращение роли бабушек, участие которых традиционно  помогало работающей матери совмещать семью и работу, и возрастание значения детского сада в решении проблемы баланса  . В то же время график работы  детских садов по-прежнему ориентирован на то, что с ребенком занимается мать, а не отец: по мнению большинства опрошенных мужчин и женщин, график детского сада  не учитывает график работы отцов, и задача «привести и забрать»  ребенка в подавляющем большинстве случаев ложится на матерей.

  
Как показал опрос, проблема баланса семьи и работы, является сейчас  внутренней проблемой московской семьи,  которая самостоятельно  пытается найти способ ее решения при минимальной поддержке общества и государства.  Это многократно усиливает нагрузку на межличностные отношения, осложняет и так достаточно конфликтный период в жизненном цикле семьи, связанный с появлением и воспитанием  ребенка, а в конечном счете, ставит под удар семейную  стабильность. В такой ситуации идеология и пропаганда образа женщины-домохозяйки и  семьи с традиционным  распределением гендерных ролей  способна только усугубить ситуацию. Вместе с тем, мы обнаружили, что высшее образование и профессиональная  ориентированность являются важными условиями, позволяющими женщине более успешно сочетать семью и работу.


  Исследование убедительно доказывает, что проблема баланса семьи и работы имеет «женское лицо», поэтому неуспешность матерей (сравнительно с отцами) в ее решении отражает высокую степень гендерного неравенства в семье и обществе.  Поэтому одним из перспективных направлений семейной политики в Москве является разработка и распространение концепции ответственного родительства, предполагающего равное участие матери и отца в воспитании детей, повышение статуса отца и его роли  в  семье, начиная с важнейшего  этапа ее жизненного цикла, связанного с рождением ребенка и воспитанием дошкольника.  

 

29.05.2013.
Источник http://www.trudprava.ru/index.php?id=2323


04 июня 2013 года